По дороге в Несвиж
Города Беларуси - Минская область

around_nesvizj-mapЧто посмотреть в окрестностях Несвижа? Как использовать свой маленький отпуск наиболее рационально? Как не упустить ни одной стоящей достопримечательности Беларуси из виду? На все эти вопросы мы и попытаемся найти ответы. Итак, в Несвиж!

Исторические окрестности столицы Радзивиллов - понятие куда более емкое, чем территория, очерченная нынешними административными границами Несвижского района Беларуси. Выбирая маршрут по этим окрестностям, мы заранее ограничивали себя реальными возможностями 1-2-х дневного компактного путешествия по дорогам, сберегающим вблизи себя памятки прошлого этого культурно-исторического региона. В наше поле зрения попало, естественно, далеко не все, но, как нам кажется, - наиболее существенное. Итак, впереди - 100 километров воспоминаний...

Альба - Клецк - Снов - Горный Снов - ВеликаяЛипа - Ишкольдь -Полонечка - Большая Медвядка - Мир

Век загородной резиденции Радзивиллов под Несвижем - Альбы оказался недолог: немногим более двухсот лет.  След же, оставленный ею в истории и культуре края, необычайно глубок. И хотя ныне этот романтический уголок пребывает на грани исчезновения (при всем том, что в последние годы волонтеры как  могут занимаются летом расчисткой былых парковых композиций), не побывать здесь было бы непростительно. Едва выехав на дорогу к Клецку, справа уже видишь волшебную картину: переливающееся солнечными бликами ожерелье прудов на Уше. Это и есть Альба. Имя ее переводится с итальянского как рассвет, заря (начало).

Юго-восточнее Рима находится один из древнейших городов Италии - Альба (Alba  Lопga),  где с императорских времен располагались загородные дома римских патрициев. nesvizj-region-alban

Зрелище этих роскошных вилл вокруг озера, вероятно,  возникшего в жерле потухшего вулкана, произвепо, похоже,  неотразимое впечатление на князя Радзивилла Сиротку, посетившего Вечный город еще юношей. Нечто подобное увиденному им под полуденным солнцем Апеннин владелец Несвижа решил во что быто ни стало создать неподалеку от своей резиденции. По его воле здесь развернулись большиестроительные и гидротехнические работы. На глазах рождались пруды, каналы, парковые композиции, возводились дворцовые и хозяйственHыe постройки... Литературные источники противоречивы в описании того, каким был целостный облик Альбы во времена Сиротки, но, очевидно, основу планировки здешних парковых композиций заложили мастера, работавшие в конце XVI века. Второй взлет Альбы произошел почти через полтора столетия: ее обновление началось в З0-ых годах XVIII столетия при Михале Казимире Радзивилле, а затем было продолжено его сыном Пане Коханку.   При нем царившая  в Альбе жизнь была подобна искрометному фонтану, журчание которого не умолкало ни днем ни ночью. На площади около 300 гектаров, на правом берегу реки Уши, сформировался крупнейший архитектурно-парковый ансамбль Беларуси. В его создании принимали участие знаменитые архитекторы Леон Лютницкий, Карло Спампани, Маврикий Педетти и другие, работавшие рука об руку с местными мастерами и подмастерьями.

alban-parkПарковая территория за века приобрела своеобразную планировку. Ее основными композиционными осями являются Главная аллея (широкая и прямая, она тянется более чем на 2 км, соединяясь с улицей-дорогой, идущей из Несвижа к Альбе) и Большой канал длиной 1 км И шириной 20 м. Пересекаясь друг с другом перпендикулярно, аллея и канал территориально делят парк, таким образом, на четыре части. Из этих четырех секторов особый интерес представляют три,  где сохранились старые парковые композиции, которые можно было бы условно назвать "регулярным",  "пейзажным" и "итальянским" участками. "Регулярный" участок, или Зверинец, был спланирован, как и всемирно известный Версальский парк Андре Ленотра, в виде круга, лучи-канапы которого -  а их было восемь, под углом 45 градусов друг к другу, длиной от 200 до 800, шириной до 7 -  10 м -  сходились к круглому водоему с круглым же островом,  в центре которого располагался охотничий павильон. Система каналов представля ла собой совершенное и сложное гидротехническое сооружение: шлюзы и дамбы обеспечивали необходимый отток воды из реки Уши и поддержание ее постоянного уровня в каналах, которые служили для увеселительных лодочных прогулок. Над каналами повисли арочные мосты из тесаного камня. На укрытых белым камнем набережных стояли четыре живописные мельницы.

В этой части парка был устроен огромный зверинец (он занимал почти треть — 90 га — территории Альбанского комплекса), в котором обитали как представители местной фауны,так и экзотические животные. Егеря и "лесные слуги" сопровождали и должным образом обставляли княжеские охоты, регулярно проводившиеся и в Зверинце, и в специально предназначенном для этих целей Фазанарии, который находился между Большим каналом и Зверинцем. По соседству со Зверинцем и Фазанарием, за Большим каналом, разместился "пейзажный" участок с прудами — "глазами" парка. Семь малых прудов — а прежде их было около 30 — последовательно соединены тут между собой шлюзами и питаются водой как из Большого канала и созданного на реке Уше Альбанского озера, так и из самой реки. Завораживающая гладь прудов, окаймленных парковыми аллеями и дорожками, открывалась с дворцовых террас самого старого участка парка, заложенного еще при Сиротке.

"Итальянский" парк — так в прошлом его именовали — примыкает к большому водоему Свитязь и связан с Несвижем Главной аллеей, обсаженной могучими липами. Здесь на протяжении двух веков располагались основные архитектурные сооружения Альбы, которые возводились, перестраивались, сменяли, дополняли друг друга, задавая тон жизни и определяя облик загородной резиденции. Сердцевиной парка был двухэтажный дворец анфиладной планировки, крытый черепицей и завершенный двумя башенками с лепными княжескими гербами. Его залы, жилые покои, альковы, кабинеты блистали атласными шпалерами, гипсовой лепкой, печами из полихромных изразцов, скульптурой, портретами...

В "Зеленом театре" спектакли давались под открытым небом. Декорациями к ним служили парковые композиции, прятавшие в своих кулисах замысловатые аттракционы и легкий одноэтажный дворец Консоляция, предназначенный для фривольных бесед и интимных рандеву.
По вечерам парк иллюминировали многоцветные фейерверки — в их маняще таинственных отблесках уже решительно невозможно было понять, где кончался салон и начинался театр и наоборот.

Жизнь, воспринимаемая как нескончаемый праздник, как упоительная череда удовольствий, кипела, струилась в этом уголке природы, в этом городке утех и наслаждений, словно символизируя последний вздох феодального абсолютизма, так задорно и исчерпывающе выразившего себя в искусстве затейливого рококо. Последнее нашло свое пластическое выражение в облике различных павильонов, в малых архитектурных формах, в парковой скульптуре.

Среди зелени были установлены деревянные статуи зверей, возведены столп с флюгером и "компасом", импозантная трехъярусная беседка-ротонда.теплицы, "голландская" ферма, оранжереи. конюшня, лазарет с аптекой... Особенно картинно смотрелся деревянный Троицкий костел со звонницей, поставленный на набережной Большого канала и увенчанный тремя золочеными куполами на фоне медно-красной крыши. В его интерьере находилось 12 резных алтарей.

В середине XVIII века на месте сооруженного еще Сироткой Эрмитажа, пронизанного духом мрачного мистицизма, которым были окрашены последние годы жизни несвижского пилигрима, появился новый дворец с таким же названием, но с совсем иным, жизнерадостно-ликующим настроением. Входы его двух протяженных крыльев были декорированы деревянными скульптурами святых Миколая и Крыштофа — небесных патронов Сиротки. Внутри постройки, чьи стены покрывала сюжетная живопись, разместились жилые покои с фамильными портретами, гардероб, столовая, кухня, домашняя каплица, щедро украшенная фаянсовыми алтарями и выполненными из слоновой кости статуями святых.

Вдоль каналов ровными рядами стояли 180 деревянных "хаток". Эти дома в виде стилизованных крестьянских хат предназначались для шляхты, для ее пасторальных игр. В каждом из них были четыре комнаты с сенями, помещения для прислуги и кладовая. В обнесенной оградой с воротами усадьбе имелись надворные хозяйственные постройки: кухня, каретная, конюшня, погреб, хлев,птичник и пр.

Появлением этой идиллической деревни Альба обязана Пане Коханку. Он не только был автором сей дорогостоящей идеи, но и участвовал, если так можно выразиться, в проектировании некоторых "хаток", придумывая для них смелые, порой гротескные формы.
Вместо номера каждый домик имел свое название. Заселялись они на лето друзьями, соседями, собутыльниками князя. "Альбанцы", наряженные в "крестьянские" костюмы, работали на огородах, пасли скот, а вечерами ходили друг к другу в гости, пели и играли на народных инструментах...

Действовали в Альбе и разнообразные мануфактуры, и военные училища - мореходное и артиллерийское. Во время визита короля Станислава Августа в Несвиж и Альбу в сентябре 1785 года (между прочим, этот королевский визит обошелся хозяину в астрономическую по тем временам сумму — миллион шестьсот тысяч злотых, но утоленное честолюбие Пане Коханку стоило того!) на прудах Альбанского парка было устроено грандиозное представление под названием "Взятие Гибралтара", в котором принимали участие воспитанники мореходного училища. Для этих целей на берегу одного из водоемов остроили башню — символ скалы Гибралтара. Над ней повесили флаг, который изображал дракона, изрыгающего из своей пасти пламя. Как только стемнело, башня, батареи и флот осветились тысячами огней, загорелись факелы, лампады в железных плошках.

С кораблей вели огонь по крепости, а из крепости били по штурмующему флоту. Феерическое зрелище боя сопровождалось страшным грохотом. Дым скрывал от глаз очарованных зрителей детали сражения, в котором несколько кораблей было разбито и сожжено, а многие матросы обгорели и получили ранения. Потрясенные увиденным гости отправились затем на большой костюмированный пир...

После смерти Пане Коханку и недолгого пребывания в Несвиже последнего прямого наследника Сиротки — князя Доминика Геронима Радзивилла участь Альбы сложилась более чем печально: город-сказка, город-парк, просуществовав два столетия, растаял, как дым, уже в начале XIX века, и Владислав Сырокомля в 1853 году с горечью писал, что "историческая Альба — радзивилловский зверинец с руинами летнего дворца князей сегодня пуст и в последнее время рукой какого-то спекулянта переделан в простую хозяйственную ферму, потерявшую свое наилучшее украшение — тень роскошных лип и берез, помнящих еще те времена, когда красоту чудесной природы ценили больше, чем прибыль от нее".

До наших дней сохранились лишь следы некогда сплетенных в причудливые лабиринты великолепных аллей и каналов, густые заросли одичавшего, заброшенного парка, обмелевшие пруды, упрятанные глубоко под землей фундаменты построек да упоминания об Альбе в исторических хрониках и мемуарах — захватывающие рассказы о былой роскоши канувшей в Лету эпохи со всеми ее буйными фантазиями, мимолетными капризами и неуемной жаждой удовольствий. Эхо охотничьего рожка, будоражащее доныне воображение случайно забредшего в бывший зверинец посетителя Альбы, кажется, трепещет, замирая над просторами обезлюдевших парковых ландшафтов...

Из Альбы дорога протяженностью в 20 километров ведет нас к Клецку, на подступах к которому тянутся березовые рощи, а потому вовсе не исключено, что название города пошло от старого диалектного слова "клечь" — березовая поросль. Расположенный на реке Лани Клецк на три века старше Несвижа — он известен по летописным источникам с 1127 года как центр удельного княжества в составе Туровской земли. Город имел обширные торговые связи с Киевом и Волынью, в начале XIV века вошел в состав Великого княжества Литовского.

Ждите продолжения нашей экскурсии в Несвиж скоро...

  • Вконтакте
  • Facebook
 

Spring

Summer

Autumn

Winter

Зимой в Беларусь!