Мирский Замок, Мир, Беларусь
Города Беларуси - Гродненская область
MIR_Belarus_photo
Замок феодала - привычная деталь исторического ландшафта Европы, визитная карточка западной цивилизации. К концу XVI ст. Беларусь превращается в «страну замков», как называли ее путешественники, что проезжали по этим землям. Хотя белорусские замки никто не подсчитывал точно, но даже приблизительные оценки говорят, что их в ту пору было более ста.
Владелец Мира Юрий Ильинич в числе первых белорусских феодалов приступил к строительству каменного замка для себя и своих потомков. Его замысел был продиктован, скорее, соображениями престижа, нежели обороны от врагов, ибо время возведения 8-го замка (вероятнее всего, 1520-е гг.) было относительно спокойным.
Замок поставили на равнине, где протекал ручей и речка Миранка, на месте сгоревшего поселения второй половины XV в. По углам четырех стен расположились башни, а в центре западной стены, обращенной к дороге на столичную Вильню, встала пятая башня с единственным входом в крепость.
В своем построении башни подобны друг другу — это восьмерик на четверике. Однако переход от четырехгранной призмы к восьмигранному объему колеблется у разных башен по высоте, что порождает изумительный зрительный эффект при осмотре замка: «хоровод» башен, наплывающих друг на друга, придает памятнику белорусской архитектуры удивительную динамику, а его подчеркнуто асимметричный силуэт создает запоминающийся художественный образ. Mir_plan

Из всех башен лучше всего сохранилась юго-западная, где сейчас размещается экспозиция филиала Национального художественного музея Республики Беларусь в Мирском замке. С трудом поднимаясь из полуподвального помещения, на пять ее ярусов по узкой винтовой лестнице, устроенной в толще стен, и, глядя сквозь бойницы на окрестности замка, можно ощутить - насколько, разумеется, позволит воображение — задиристый дух эпохи Средневековья.

Оборонную мощь цитадели Мира определяли не только башни, но и стены, прорезанные бойницами. Их толщина вверху составляла чуть больше двух метров, а внизу — около трех. Западная и северная стены во времена Ильиничей завершались боевыми галереями, которые со стороны двора обрамляли деревянные парапеты, а с внешней стороны - брустверы в рост человека с бойницами для ведения огня из луков, арбалетов и мушкетов.
Сегодня можно прогуляться по южной замковой галерее, которая была устроена позже. С нее как на ладони виден внутренний двор Мирского замка, где уже на рубеже XVI - XVII вв., когда Мир стал владением Радзивилла-Сиротки, поднялись к небу два дворцовых корпуса, сменившие воинственные готические доспехи на вполне мирный ренессансный наряд.

Mir_sights_1Род Радзивилов немного преобразил вид Мирского замка. Штукатурка, которую прежде накладывали лишь на ниши башен, теперь покрыла все поверхности стен дворцовых покоев. Появились изготовленные из песчаника обрамления дверей и окон. Лестницы, крыльца, ограда балконов украсились вырезанными из камня балясинами и перилами. Замок опоясал земляной вал, через который был переброшен арочный мост в «итальянский» сад.

Комфорт завоевывает быт аристократов. Большие печи становятся подобными памятникам. Их покрывают кафелем с рельефным рисунком и цветной поливой. Появилась живопись на стенах. В таком преображенном виде замок становится одной из резиденций Радзивиллов.
После этих бурных преобразований Мир как будто погрузился в приятный сон. Но вот война с Россией в 1655 г. обожгла замок своим горячим дыханием: он был взят штурмом, после чего долгое время находился в запустении. Едва успели кое-что восстановить, как грянула Северная война, а с нею - новые разрушения и потери. Замок отстроили только в 1730-х гг., при Михале Казимире Радзивилле по прозвищу Рыбонька.

Тогда здесь заблистали позолоченной лепниной и дорогими паркетами парадный зал, портретная галерея, зал для танцев. А в оранжерее «итальянского» сада зацвели цитрусовые, наливался соком инжир, поднялись мирт, кипарис, самшит, красное и лавровое деревья.
Mir_castle_from_bird_view
Сын Рыбоньки — Кароль Станислав Радзивилл по прозвищу Пане Коханку устраивал тут балы и охоты, оглашая окрестности Мира стрельбой из пушек и фейерверками. После смерти короля Августа III Кароль Станислав выступил против ставленника Екатерины II на трон Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского, и вынужден был эмигрировать, пробыв за границей долгие годы. После возвращения на родину он в 1784 году с безумной роскошью принимал здесь того самого Станислава Августа Понятовского, последнего короля польского и великого князя литовского, против которого двадцать лет тому назад интриговал. Этот прием дал повод мемуаристам для захватывающих рассказов о неисчерпаемых богатствах Кароля Станислава Радзивилла, затмивших своим блеском самого короля.

С начала XVIII в. Мирский замок был у графов и князей Гогенлоэ, Берленбургов, Витгенштейнов, с конца XIX в. и до 1939 г. принадлежал князьям Святополк-Мирским. Постепенно замок перестает быть тем, чем он был, — средневековым символом, стражем всей округи, импозантной магнатской резиденцией, виллой для утех...
Падение Речи Посполитой с ее «золотыми шляхетскими вольностями» катастрофически сказалось на замке: его стены покрываются пылью и плесенью, а былое могущество обрастает легендами одна другой диковинней. Сейчас "цветок средневековья" медленно, но верно обретает в ходе реставрации прежние краски, и у него есть все основания смотреть на свою дальнейшую судьбу с оптимизмом.

Shrine-Chapel-in-MirИзменился к лучшему в последнее время и сам Мир. Посвежели фасады его симпатичных «камениц». Похорошела Троицкая церковь, продолжается реставрация костела Святого Николая: они хоть и моложе замка, но из того же XVI века.
Вернула себе прежний облик знаменитая Мирская иешива — талмудистская академия. Жаль, безвозвратно исчезла деревянная мечеть, которая своим присутствием вблизи площади существенно дополняла религиозный и национальный портрет этого поселения.

Вначале двор феодала, Мир при Радзивиллах стал типичнейшим местечком — городком, про который можно сказать, что он наполовину был заселён, а наполовину — засеян. Его жители усердно занимались не только ремеслом и торговлей но и огородничеством, земледелием, животноводством. В первой половине XVIII ст. в Мире насчитывалось почти 60 профессий ремесленников!

Занятия местечковцев часто определялись их национальной принадлежностью. Так, татары предпочитали выращивание овощей, выделку кож, изготовление повозок. Торговлей же и ростовщичеством владели евреи. Ремесло было в руках у белорусов. А конным промыслом занимались цыгане, поселенные тут Каролем Станиславом Радзивиллом-Пане Коханку. Взбалмошный князь даже выдал Яну Марцинкевичу привилей как главе цыган Великого княжества Литовского, столицей которых был объявлен Мир, а сам Марцинкевич назван «королем цыган».

На мирские ярмарки, особенно конные, а их было до девяти в году, стекались товары и купцы из Минска и Орши, Клецка и Слуцка, Бреста и Слонима. Красочные мирские базары, удивительный колорит этого многонационального городка остался и в памяти современников, и в исторических письменах. Купив товар, шли непременно отметить покупку в стоявшую по соседству с церковью корчму. Обстановку в ней живо передал Якуб Колас в поэме «Сымон-музыка».

Mir_sights_5Вслед за Якубом Коласом можно было бы дать слово и Владиславу Сырокомле, который в мирской корчме услышал печальный рассказ ямщика-почтальона, послуживший сюжетом для первого стихотворения «сельского лирника», ставшего в переводе Л. Н. Трефолева русской народной песней «Когда я на почте служил ямщиком». С этого дебюта и началась литературная слава Сырокомли, а с описания окрестностей Мира — неувядаемые путевые очерки «Странствия по моим бывшим околицам».

В Медвядке под Миром родился человек легендарной биографии — Игнат Домейко, участник восстания 1830 г., всемирно известный ученый и путешественник, «апостол науки в Чили», как именовали его в Латинской Америке. В 2002 г. широко отмечалось 200-летие со дня рождения Игната Домейко. Эта дата была включена в Календарь знаменательных дат и выдающихся событий ЮНЕСКО.

Из под Мира родом философ-просветитель Соломон Маймон, которого, не греша против истины, можно было бы назвать «премудрым Соломоном». Его произведения читали и высоко ценили Кант, Гете, Шиллер, Гумбольт. Он стал зачинателем того философского направления, в котором сошлись Фихте, Гегель, Шеллинг.

Но воистину — нельзя объять необъятное. Каждый из наших маленьких городков, местечек - это неповторимая и неотъемлемая частичка белорусской истории. И есть какой-то магический смысл в том, что огромный мир может уместиться в крохотном Мире.

Карта-план современного Мирского замка

MIR_Belarus

  • Вконтакте
  • Facebook
 

Spring

Summer

Autumn

Winter

Зимой в Беларусь!